Павел Шеремета: В Украине гордыня перемешана с комплексом неполноценности

11.03.2014 р.

.

.

 «Ты должен иметь глобальные амбиции и быть номер первый в мире, даже если из далекого села. Но должен быть и скромным, прагматичным и реалистичным, как крестьянин. Чтобы слышать не только себя, но и других». Интервью нового министра экономики полугодичной давности объясняет, кто и как будет реформировать страну.

 

— Что Вы говорите людям, которые хотят делать бизнес в Украине?

— Три вещи. Первая — успех в бизнесе определяется настроением. Мой хороший знакомый Дмитрий Арефьев имеет с женой ресторан «Максим» в Славском (горнолыжный курорт в Карпатах — А.). А когда-то он был членом сборной Советского Союза по горнолыжному спорту. Я всегда спрашиваю предпринимателей, каковы ключевые факторы успеха в вашем бизнесе? Его также спросил, но только о горных лыжах.

Предполагал, что это — техника и знания трассы. Что местный спортсмен, зная трассу лучше, имеет больше шансов. Дмитрий сразу ответил: нет, не трасса. Ее хорошее знание дает сотые секунды преимущества, и то не обязательно. Потому что за день до соревнований все спортсмены проходят трассу снизу до верха. Мастерство? Конечно, оно важно. Но на чемпионате мира его уровень у всех очень схож. Дмитрий сказал: «Настроение на старте».

Именно это определяет успех. У китайцев и корейцев существует два иероглифа, обозначающие эту вещь. Когда они чего-то хотят, то желают инициирующего сердца. А со временем у нас развивается противоположная вещь — энтропия. Как-то приглашал одну коллегу выступить на мероприятии.

Она: «Ну, я уже не девочка, чтоб вот здесь прыгать». Кандидат наук, все такое. А основоположник маркетинга Филипп Котлер в 2006 году согласился выступить в Киево-Могилянской академии. Ему было 75. Уже всего достиг, пригласить его на один день обходится в сумму с четырьмя нулями в долларах. Я вытащил Котлера на обед, и он спрашивает: «Павел, а что ты читал в последнее время классного из бизнеса?»

 

— «Например, „Стратегия голубого океана“. Вы, наверное, о ней знаете — все вокруг говорят».

— «Слышал, а почитать не успел. Расскажи мне.» Начинаю рассказывать. А он — со своим статусом, в 75 — достает из портфельчика блокнот и начинает записывать! Вот оно, инициирующее сердце. Поэтому Котлер успешен, и поэтому у него один день стоит столько-то. Поэтому первейшее — настрой. Второе — это дифференциация. Надо предлагать что-то, чего до тебя не было. Еще лучше, если удастся реконструировать отрасль.

Один из моих любимых украинских примеров — львовский ресторанный холдинг !FEST. В прошлом году 29 декабря в десять вечера с друзьями выхожу из их «Крыивки», которая не имеет вывески и не тратит ни копейки на рекламу. У входа стоят три десятка человек! И первые из них попадут, потому что вышли мы. А последние зайдут через час. При том, что это площадь Рынок — вокруг десятки заведений. А люди стоят. Они хотят в «Крыивку», потому что это не просто ресторан. Это — переосмысленная отрасль. И есть третья вещь — дисциплина внедрения. Если ее улучшим, то сможем обыграть даже азиатов.

В нашем обществе иерархичность не столь жесткая, и это позволяет креативить коллективно. У того же !FEST три соучредителя. Один — фантастический креативщик, только его надо усиливать по внедрению. Это делает второй, заботясь об операционном менеджменте. Третий отвечает за финансы и общую стратегию. На украинском рынке они уже многого достигли. Недавно вышли в Краков, думают о Китае, о Бельгии.

 

— Такое впечатление, будто вы рассказываете это американским предпринимателям. Которые не имеют дела ни с украинской коррупцией, ни с несправедливыми правилами, ни с чиновниками, которые ставят палки в колеса. Неужели это все такие второстепенные факторы, что на них не надо обращать внимание?

— А для тех, кто ноет и ноет: правительство или еще кто-то не дает работать — это просто лень. В таком человеке энтропия победила креатив. А сейчас им классно, потому что есть Янукович. Для них это просто мечта! Мой стоматолог говорит: «Как это вы возвратились из Малайзии? Здесь так страшно!» «Что страшно?» — спрашиваю. «Тот, кто наверху, бульдозером по всем ездит!»

Я ему: «Скажите, вы в глаза налогового инспектора видели?» Говорит: нет. «А я видел страшные режимы — говорю ему. — В Сингапуре вся оппозиция была в тюрьме. В Китае — Facebook, Twitter запрещены. Но они развиваются. Экономика Сингапура росла на 12 процентов в год. Сейчас это — одна из богатейших стран мира. А в Китае доход на душу населения уже выше, чем в Украине.

При том, что нам делить на 46 миллионов, а им — на 1,3 миллиарда. Такие результаты дают режимам легитимность, основание продолжать в таком же духе. Видел я и режимы, которые не дают результата. Например, в Бирме. Там власть — у военных. А у нас нет результатов — но нет и армии. Чего вы боитесь?» Пожалуй, это сидит у нас где-то в синапсах — канальчиках между нейронами — что здесь страшно. А что страшного? У меня был страх после переезда в Малайзию.

В какие-то моменты принятия ответственных решений тряслись ноги: правильно делаю или нет? И тогда в руки попала книжка «The purpose of Christmas» — «Назначение Рождества». Ее автор, священник Рик Уоррен, принимал первую присягу Обамы. В книге была фраза, как будто для меня: «В Библии словосочетание „Не бойся“ случается 365 раз. Вроде по одному в день: не бойся, не бойся, не бойся».

Звучит финальный свисток в решающем матче чемпионата мира по футболу в Южной Африке. Испания выиграет у Голландии и впервые становится обладателем Кубка мира. В этот момент несколько тысяч китайцев, разбросанных по ключевым точкам Мадрида, раскладывают переносные столики и извлекают из своих сумок пиво. Ставят его на продажу, без лицензий и разрешений. Полиция ничего не спрашивает — как, мы только что чемпионат мира выиграли! А у европейцев — энтропия.

Они готовы пить пиво, а не ставить его (на продажу — А.). В три ночи, когда все раскупили, китайцы сложили сумки и столики — и исчезли до следующего флешмоба. С этим мы готовы конкурировать? А, кроме китайцев, позаходят различные транснациональные корпорации.

Пока они боятся Украины, и среди ресторанов только McDonald’s серьезно присутствует. А представьте, придут сюда Pizza Hut, Burger King, Starbucks. Наши давай умолять: «Верните Януковича, чтобы не было всего этого!» Один из авторитетов УГКЦ сказал как-то: «Тем, кому сейчас здесь не нравится, — и Рай не понравится». Несколько недель назад говорил с послом Даниилом Лубкивским.

Зашла речь о фразе Адама Михника, что никогда за последние 400 лет в Польше не было так хорошо. Даниил говорит: «В Украине за последнюю тысячу лет никогда не было так хорошо, как сейчас». Я ему: «Данила, ты шутишь. Выйди на улицу и посмотри, что делается. Минус полтора проценты экономического роста!» А он: «За последние 20 лет не было голода, не было войны, феноменальное глобальное развитие технологий. Делай, что хочешь. Лети, куда хочешь.

Надо шенгенскую визу — поднапрягись и получи. И мир — твой.» Я с ним согласился. Сейчас всюду это повторяю. Мы — неблагодарное поколение. Недавно мы праздновали 90 лет моей бабушке. Она может кое-что рассказать о жизни. Например, как на Подоле в Киеве во время Голодомора трупы выносили.

 

— Что делать перед тем, как нас отрезвят «шоковой терапией» конкуренции? Какие черты развивать?

— Сейчас и Украине, и миру нужны инноваторы, которые решают проблемы. Колумнист The New York Times Томас Фридман одну из колонок назвал: «Ищете работу? Придумайте ее!» Мы обсуждали текст Фридмана со студентами Киевской школы экономики. Они утверждают постоянно, что правительство плохое, страна никудышная и надо уезжать, потому что никому здесь их знания не нужны.

Тогда я сказал: вы мне надоели, но я не сдаюсь. В пятницу, 31 мая, садимся в автобус и едем в Винницу. Первая встреча — с мэром Владимиром Гройсманом. Наши спрашивают: почему по всей стране дороги разбиты, а в вашем городе — нормальные? Мэр объяснил: помогло сотрудничество с банками. Далее заговорили о прозрачных офисах, электронных очередях, о том, что в Виннице можно через интернет зарегистрироваться в детсад.

Затем мы посетили две фабрики Roshen, старую и новую. Новой — год, и она невероятная. Встретились с «Кусто групп», инвестирующей в элеваторы. Закончилось все у фонтана Roshen (крупнейший в Европе плавучий фонтан. — «Страна»). Сразу после шоу поехали в Тернополь. Поспали до 3 часов утра — и в деревню Васильковцы Гусятинского района. Там — главный офис агрохолдинга «Мрия».

Он является семейным бизнесом. Его председатель Иван Гута говорит: «С компанией все в порядке, она работает. Теперь в Васильковцах хочу сделать Силиконовую долину». Зашли в компьютерный класс местной школы и убедились: и эта мечта может осуществиться.

Вечером того же дня во Львове побывали на концерте «Океана Эльзы». Он длился 3 часа — для 30 000 народа. Утром идем в Украинский католический университет, лозунг которого — «Возьми и сделай». Потом !FEST. Далее — мэрия. Слушаем выступление Андрея Садового в сессионном зале городского совета, после чего он приглашает нас всех к себе в офис. Напоследок послушали глобальную львовскую ITкомпанию SoftServe. В результате мои студенты были «порваны». Сказали: «Теперь мы ваш оптимизм понимаем». И это — та же Украина.

 

— Что делать тем, кто не живет рядом с Петром Порошенко или Иваном Гутой?

— Во Львове недавно прошел фестиваль «Альфа джаз», который финансирует Михаил Фридман. Он — российский бизнесмен, но родом из Львова. Кто стучит — тому открывают, кто ищет — тот находит. Бывали ли в вашей жизни случаи, что чего-то очень хотели — и оно не пришло? В окна, в двери, не сразу — позже, но все же пришло! Конечно, надо приложить усилия, думать, бегать, стучать в дверь. Но если очень хочешь — приходит. И нередко: в десять раз больше, чем хотел. Нужно только иметь настрой. Надо очень хотеть. И это сработает, в любом месте.

 

— Например, в Луганске?

— Можно, например, водить людей в шахту, показывать условия труда горняков. Мы своих студентов водили — они ужинать после этого не могли. Менялось мировоззрение. Кто-то из луганчан может сказать: «А, так это Львов, конечно...» А Садовый говорит: когда меня бьют в спину — это меня ускоряет. Когда сыплют много грязи — она сама отваливается. Опять дело в настрое.

Между моментом, когда мозг получает определенную информацию, и принятием решения по реакции проходят 3 секунды. В это время мы и программируем себя на позитив или негатив. Кто-то думает: «Ну, все пропало». И все действительно срывается. Тогда этот кто-то обоснованно говорит: «Я так и думал!» А другой прикинет наоборот: «Как ни в дверь, то в окна» И как-то прорвется.

— Что может сделать группка людей на локальном уровне?

— Для специалистов нормально попадание с третьего раза — перелет, недолет, попал. Так и в Украине сейчас. Надо засевать везде, потому что кто знает — где взрастет. Постоянно вытягивать себя из привычной зоны комфорта.

 

— Какими растить украинских детей?

— Приучать к гибкости и скромности. Моя старшая дочь в Малайзии училась в международной школе, в такую же пошла и в Киеве. Обучение на английском, в субботу украинский, в понедельник — китайская. Однажды она приходит и вздыхает: «Ох, эта украинская учительница...» Спрашиваю: «Что, „строит“ всех? Заставляет вставать, когда входит, ссорится и кричит?» Она: «Откуда ты все это знаешь?» «Потому что учился в украинской школе». Здесь ее прорвало: «Это неправильно, это же международная школа».

Я говорю: «Ты должна быть мудрый. С украинской учительницей быть украинкой. Говорит вставать — вставай. Строит — стройся, потому что такова украинская культура. Но с американкой будь американкой, с китайцем веди себя по-китайски». Когда работал в Малайзии, корейцы спрашивали: «почему ты такой прямолинейный? Иисус говорил ученикам: будьте просты, как голуби, и хитры, как змеи». Я не поверил.

Украинский перевод — мудрые, как змеи. А в английском использовано слово shrewd, хитроумный. При этом в оригинале сначала говорится о змеях, а потом уже о голубях. Одновременно надо искать пути делать людей скромнее. Работать с гордыней. В Украине она перемешана с комплексом неполноценности. А это такая смесь, что с ума сойти можно. В этом году мы в семье пропустили посадку картофеля.

Но непременно поедем ее копать своими ручонками к родственникам в Хмельницкую область. А на даче будем делать ландшафты, потому что это тоже скромность. Кирпичики повыносить, с землицей поработать. Ты должен иметь глобальные амбиции и быть номер первый в мире, даже если из далекого села. Но одновременно должен быть скромным, прагматичным и реалистичным, как крестьянин. Чтобы слышать не только себя, но и других.

 

Джерело:
Журнал Країна